Лена Хромина рассказала dom2ru о своем детстве и почему три года она не появлялась в родительском доме. «У нас в семье всегда были теплые и хорошие взаимоотношения. Я пошла в школу с пяти лет и в классе была самая младшая. Мой отец – человек старых устоев и поэтому в старших классах, когда все девчонки уже красились и носили каблуки, мне запрещалось даже распускать волосы. Я понимаю, что папа хотел, как лучше, но получалось что он меня ограничивал. Я чувствовала себя какой-то не такой, потому что все одноклассницы выглядели взросло, а я одна ходила с косичкой и носила рюкзак вместо сумки. Папа говорил, что потом я скажу ему спасибо за свою внешность, за то, что не испортила осанку, зрение и кожу. Я понимаю, что он делал это для меня, но на тот момент я ощущала лишь давление и тотальный контроль. Когда мне было восемнадцать лет, умерла моя собака, для меня она была членом семьи и другом. Мой папа против татуировок, но я его ослушалась и сделала себе тату в виде собаки. Это было мое решение, я так захотела на тот момент. Когда отец увидел татуировку, он не стал ругаться, а просто сказал, что ему проще отказаться от меня, чем что-то вбить мне в голову. Сейчас мне двадцать один, три года мы с отцом не общались вообще, он не видел, как я поступала в университет, как жила. Родители живут в загородном доме вместе с моим младшим братом, я забираю его каждую неделю, мы гуляем и хорошо общаемся, но с папой друг друга избегаем. Мама очень тяжело это переживала, была между нами, как между двух огней. На меня ссора с отцом тоже наложила отпечаток. Была депрессия долгое время, сначала я много плакала, жалела себя, потом простила его и поняла, что он хотел как лучше, а получилось плохо всем. Однажды мы проезжали по одной улице, каждый на своей машине, я пропустила его, но он даже не кивнул мне, тогда я окончательно осознала, что человек все обрубил. На днях я разговаривала с мамой, и она сказала, что папа меня приглашает отметить Новый год всей семьей, как раньше. До ссоры мы всегда ходили вместе выбирать елку, покупали гирлянды и игрушки, и все вчетвером встречали Новый год. Я не знаю, что мне делать, я давно не видела папу и не знаю о чем с ним разговаривать, тем более у меня в планах сделать еще одну татуировку. Боюсь мы с ним помиримся, все станет как прежде, а потом он опять решит прекратить общение из-за какого-нибудь моего поступка. Не представляю, как смогу воспринять и пережить такое еще раз»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 + 3 =